/ Инструмент под знаком Заратустры

газета "Новые Времена" в Саратове, № 25 (285) 18-24 июля 2008

Инструмент под знаком Заратустры

Ирина Самохина 



Задумываюсь над услышанным. А что, по-моему, образно. Тромбон в оркестре всегда воплощение некой силы, мощи. 
– В нём нет напористой воинственности трубы, нет и романтичной нежности скрипки, – продолжает мой собеседник. 
Вспоминаю, что в одном из произведений Берлиоза именно тромбону поручено горестное надгробное соло. Это инструмент, которому многое известно о тайнах и печалях мира. Но он не пессимист. Скорее – философ. 

Впрочем, не знаю, как тромбон, а вот владелец этого инструмента, художественный руководитель «Брандт Брасс Ансамбля», он же музыкант симфонического оркестра Саратовской оперы Олег Абрамов, по-моему, не лишён взыскательного взгляда на мир. Но его философия не созерцательно-отстранённая, а деятельная, живая. В свои 30 лет он успел закончить (минуя училище!) Саратовскую консерваторию, аспирантуру Московской консерватории и создать собственный коллектив. 
Причём создать, что называется, на голом энтузиазме, без малейшей материальной поддержки. 

Как ему удалось «зафрахтовать» целых девять дарований, свести в одно время и в одном месте столько различных людей, одному Богу известно. Ведь деньгами – не то что большими, а хотя бы какими-то, он их заманить не мог, обещаниями творческого продвижения – тоже. Остаётся предположить лишь личное обаяние, целеустремлённость и настойчивое желание поселить в пространстве города музыку, близкую душе Абрамова. 

Пять лет назад «Брандт Брасс Ансамбль» был единственным в России коллективом, работающим в жанре брасс-десятки. За прошедшее время у саратовских оркестрантов появилось несколько коллег. Однако всё равно людей, освоивших это направление и вдохновенно, мастерски играющих и джаз, и классику, очень мало не только в России, но и во всем мире. Как ни парадоксально, сейчас коллектив, созданный и выпестованный обаятельным молодым музыкантом, в большей степени знают за рубежом, чем в нашей стране. «Брандт Брасс Ансамбль» представлял Россию на конференции Международной гильдии трубачей в Бангкоке, играл для пылких испанцев, ну а уж в Германии, где концертировал не единожды, у него за эти годы появился не просто свой зритель, но даже верные и чуткие поклонники. 

Германия – отдельная история для понимания судьбы и развития саратовского коллектива. По словам Олега, духовая музыка у немцев возведена едва ли не в ранг государственной политики, национального самосознания. После того как Европа объединилась, немцы неожиданно осознали, что всё опасно и стремительно «размывается» – дороги, кухня, культура, национальная валюта – и усредняется, превращаясь в единое евро. 

– Если ехать по Европе на машине, можно уже и не догадаться, где заканчивается Германия и начинается Франция, – рассказывает Олег. – Когда немцы ощутили, что теряют свои самость, исконность, они стремительно начали выстраивать систему обороны. И музыка в ней оказалась на одном из лидирующих мест. Маленькие детишки обучаются сейчас в Германии музыкальной культуре. Нотная грамота, владение инструментом стали органичной частью культуры немецкого народа. Мелодии духовых оркестров звучат не только на разного рода фестивалях и праздниках, проходящих в Германии. Они – часть быта, повседневной жизни. Вместе с музыкой немцы начали активно возрождать и национальную одежду. Кстати, за исключением населения мегаполисов, жители Германии с удовольствием носят сейчас костюмы того покроя и цвета, который был принят в этой провинции еще несколько веков назад. Таким образом, практикуется возвращение к своим корням, исконности. 

Откровенно говоря, слушать этот монолог о стране, которую наша держава победила более полувека назад, было больно. Германия явно давала урок России, как надлежит сохранять культурную суверенность, защищать себя от проказы и экспансии попсы и, главное, тяготения мира к лёгкой и безвкусной, как «отработанная» жевательная резинка, праздности. 

«Сон разума рождает чудовищ». Германия, породившая на свет две мировые войны, видимо, активно сопротивляется скатыванию в духовную пустоту, понимая, что та и создаёт пьяных бюргеров, кричащих «зиг хайль», и тупое равнодушие обывателей. Музыка как сопротивление серости и агрессии – вот учебный курс, который преподала саратовскому коллективу эта страна. 

– Музыка и есть та благородная вертикаль, тот стержень, что выстраивает в человеке систему координат, знаковую шкалу ценностей, – размышляет Олег Абрамов. 

Ему, профессиональному музыканту, очень хотелось бы, чтобы произведения великих композиторов (не только классиков, но и одарённых современников, со многими из которых у ансамбля успешно складываются творческие отношения) звучали в исполнении ЕГО коллектива, в ЕГО городе как можно чаще. Абрамов убеждён: классическая музыка – та сила, которой под стать «отбелить» людские души от всего наносного, скверного, депрессивного, чем награждает подавляющее число россиян быт, суета, вечная гонка… Нет, даже не за успехом. Скорее – обыкновенной стабильностью. Если после концертов рок-музыки со слушателями могут произойти разные истории – как плохие, так и хорошие, если рок из одного сердца извлечёт сострадание, а из другого чёрную мизантропию, то терапия духовой музыкой предполагает больший процент излечений от стрессов и депрессий. Великие композиторы, писавшие для духовиков, как правило, наделяли свои произведения таким зарядом благородной энергетики, который не может не пробивать даже самые заскорузлые и пессимистические настроения. 

Олег не помнит, где именно, но однажды он вычитал поразившую его мысль: музыка –единственное, что никогда не принадлежало нашему земному миру. Единственное, что было создано ли, наколдовано ли, сотворено ли в неком ином пространстве. 

Музыка мистична. Для него, 30-летнего музыканта, воспринимающего воду как нечто сакральное, музыка – словно заветный источник, куда он погружает своё сердце, пытаясь отгадать загадки мироздания, смысл жизни, цену радостей и потерь. Музыка – щедра. Абрамов не сомневается, что именно невесомость и красота звуков, то, что можно осязать лишь «шестым чувством», помогает ему выстраивать отношения с людьми, обретать друзей. Олег не скрывает: ему везёт на людей. Даже в снобствующей и ревнивой к чужим талантам Москве он всегда находит и поддержку и помощь. Контакты, нужные ноты – приходит всё. 

Да что там сегодняшняя Москва с её динамичным темпом жизни! Интересно, что еще в пору отрочества он встретил человека, которому благодарен до сих пор. Пётр Николайчук возился с Олегом и такими же, как тот, мальчишками. Это он, настоящий музыкальный педагог, занимался с детворой в одном из дворцов культуры города. И сумел подобрать Абрамову его первый инструмент – баритон, как сказал тогда Пётр Петрович, «душу оркестра». 

Много лет спустя, когда Абрамов уже создал свой ансамбль (носящий, кстати, имя знаменитого немецкого трубача Вилли Брандта, основателя класса трубы в Саратовской консерватории и симфонического консерваторского оркестра), опять пришла удача. Люди, узнавшие коллектив, пристрастившиеся к «вкусу» его музыки, не захотели лишаться своих гурманских привычек, и стал формироваться круг друзей, поклонников, единомышленников. У ансамбля появился меценат – Виталий Шпетер, генеральный директор ЗАО «Саратовтрансгидромеханизация». Деловой, влиятельный человек, он захотел помочь великолепной десятке музыкантов, которых и в Москве, и за рубежом знают, повторюсь, куда лучше, чем в Саратове. 

Совсем недавно коллектив вернулся из гастрольной поездки по Дагестану. Впереди – турне в Германию. За пять лет существования коллективу аплодировали на многих престижнейших концертных площадках мира. Нет никакого сомнения, что даже при не самом роскошном финансировании, не самой большой, а хотя бы маломальской поддержке властных структур, отвечающих за «культпросвет» в губернии, «Брандт Брасс Ансамбль» мог бы превратиться в одну из визитных карточек города. Впрочем, почему в будущем времени?! Он уже является подобной визиткой. Даже без помощи чиновников от культуры. Просто поддержка… Она бы открыла этих талантливых людей собственному городу. Афиши, аренда помещения, гонорар для музыкантов – для всего этого ведь требуются деньги. Вот вы, уважаемый читатель, знаете, что у нас играют, репетируют, развиваются десять одарённых людей, работающих в самобытном жанре? Нет? А немецкие Гансы и Гретхен в курсе. Парадокс? Нет, логика российского бытия. «Умом Россию не понять». Что ж, остаётся, как и советовал поэт, в неё верить. И, конечно же, работать. Примерно так же, как делает герой этих заметок. Не мажор. Не баловень судьбы. Не ветреник от богемы. А просто человек, ежедневно играющий на тромбоне. Руководитель коллектива, который уже дорос выступать сольно. Музыкант, знающий, что сияющей меди его инструмента можно доверить самое сокровенное. 

« назад
2017 Брандт Брасс Ансамбль | Авторские права | Карта сайта | Контакты
Сделано в рекламном агентстве Millideas
Следи за нами