/ Оркестр звучит басами, Трубач выдувает медь

Московский Комсомолец в Саратове, № 1 (541), 2-9 января 2008

Оркестр звучит басами, Трубач выдувает медь

Десять музыкантов. Десять духовых инструментов. В переводе с английского «brass» – «латунь, жёлтая медь». На языке музыкантов - это собирательное понятие, обобщающее медные духовые инструменты. А «Брандт» в названии ансамбля – в честь выдающегося немецкого трубача Вилли Брандта, который был основателем класса трубы Саратовской консерватории со дня ее основания.
Всегда обидно, что в своем отечестве пророки не ценятся. И мы поставили себе цель познакомить вас с коллективом, который мог бы стать визитной карточкой города. Об этом свидетельствуют успехи этого коллектива и международное признание коллег. Мы беседуем с организатором и художественным руководителем ансамбля Олегом Абрамовым. 

– Как и когда Вам пришла мысль о создании Брандт Брасс Ансамбля? 
– Еще до того, как мы собрались в первый раз (в августе 2003 года), эта мысль крутилась у меня в голове в течение двух лет. Подобный заграничный опыт существовал. Я стал собирать информацию и узнал о том, что в России аналогов нет. А десятка несомненно интересней, чем брасс квартет (где 4 инструмента) или квинтет (пять), потому что открываются совершенно иные возможности перед коллективом. Мы сейчас играем даже симфонические переложения, и, на наш взгляд, это звучит убедительно. 
– Первый ваш концерт состоялся ровно день в день нашего сегодняшнего разговора четыре года назад. Отмечаете день рождения коллектива каждый год? 
– Не отмечали еще ни разу. По существующей традиции ансамбль начинает отмечать дни рождения с пятилетнего юбилея. Пять лет – это тот самый срок, который означает, что коллектив «встал на ножки». Когда понятно, что у него есть будущее, потому что есть прошлое: коллектив замечен где-то, имеет свой исполнительский почерк, созрел. Мы все зрелые музыканты, но, собираясь ансамблем, учимся друг у друга чему-то и в музыке, и в жизни. Пятилетний юбилей будем отмечать обязательно. 
– Вы – десятка. Но в прессе появляются фотографии вашего ансамбля, и на них вас тринадцать человек. 
– Все очень просто. Основной состав – десять исполнителей на медных инструментах. Но мы переняли традицию Миллер-брасс ансамбля из Америки, в котором есть еще три ударника. Тот ансамбль, в отличие от нас, работает с дирижером. А мы подчиняться чьей-либо палочке не захотели. 
– За те четыре года, что вы существуете, самое большое достижение ансамбля? 
– Наше выступление на конференции Международной Гильдии трубачей в Бангкоке (Таиланд). Это был наш выход на большую дорогу. Очень сложно было играть для публики, которая состояла из профессионалов. Ведь туда съехались профессиональные трубачи. Играть для такой изысканной аудитории, и притом, что это было первое наше заявление себя как ансамбля! Да и потом, мы так далеко вообще никогда не ездили. Тот свой рекорд по расстоянию переезда не побили до сих пор. Сложно было и то, что в Таиланде совершенно иные музыкальные традиции. Мы очень переживали, как будем представлять Россию и русскую музыку в мировом ряду разных стран. Но, слава Богу, все прошло удачно. Это был единственный за всю конференцию концерт, на котором публика аплодировала стоя. Мы обзавелись друзьями, знакомствами, которые продолжаются и по сей день. И мы сразу заняли свое место в мировой структуре духовой музыки. 
– За границей вы выступаете часто и весьма успешно. А почему в родном Саратове о вас мало знают? 
– За рубежом никто не верит, что наш ансамбль вообще никак не поддерживается ни администрацией города, ни правительством области. А ведь благодаря нам за территорией России многие люди узнали, что существует такой город, как Саратов. Нам объясняют, что министерство культуры распоряжается только бюджетными средствами. А мы, действительно, не имеем к государству никакого отношения. Хотя было предложение стать коллективом филармонии. Мы долго взвешивали его и отклонили по ряду причин. 
– Вас недостаточно рекламируют и поддерживают власти. Но почему вы так редко выступаете в Саратове? 
– Надеюсь, что вскоре все изменится. В зале Дома офицеров, где мы репетируем (благодаря директору – заслуженному работнику культуры Юрию Александровичу Тимофееву), прошел очень хороший ремонт. На мой взгляд, теперь он стал одним из лучших концертных залов в городе. И по акустике, и по внешнему виду. Сейчас поменяли сценический свет, что дает возможность показывать представления другого уровня. Заменили кресла в зрительном зале, а это немаловажно для слушателей. Зал просторный – на 600 мест. Да и удобно расположен – в самом центре города. 
– Вы обещаете там выступать почаще? 
– Да. Хотя это тоже достаточно сложно. Сложно потому, что в Саратове нет дефицита духовой музыки. Есть замечательный концертный оркестр духовых инструментов «Волга-Бэнд», который почти каждую субботу представляет новую программу. Есть «Трио-соната», где Владимир Скляренко играет старинную музыку на гобое. И есть достаточное количество приезжих гастролеров. И чтобы собрать аудиторию, нам надо предложить саратовцам особо интересную новую программу. Такую мы предложили в сентябре. К нам приезжал композитор, профессор 
Джульярдской Высшей Школы Музыки из Нью-Йорка Эрик Эвейзен. Это был его первый приезд в Россию, и мы горды тем, что он приехал специально именно к нам. Наше знакомство началось в том самом Бангкоке, где он подошел к нам, рассказал, что имеет русские корни (у него бабушка из Львова), но ни разу в России не был. Наше выступление ему очень понравилось. Он пообещал, что напишет произведение специально для нас. И сдержал свое слово. Премьера состоялась 11 сентября в Большом зале саратовской консерватории. Была исполнена «Саратовская сюита», также я исполнял пьесу для тромбона и фортепиано, которая посвящена трагедии 2001 года. Эвейзен сказал, что его пьесы прозвучали очень по-русски, что было приятно услышать. Наше исполнительство все же отличается от американского и европейского, в этом-то, наверное, и основная его ценность. 
– А первое в истории вашего ансамбля произведение специально для вас написал израильский композитор Борис Пиговат. Как вы познакомились? 
– Сначала мы познакомились с его музыкой. На еврейском концерте оркестра «Волга-Бэнд» исполнялось очень много произведений Пиговата. Нас поразила глубина музыки. И в то же время, мы поняли, что на его произведениях мы можем показать технические, звуковые возможности своего ансамбля. Лично мы с ним не виделись ни разу. Но интенсивно общаемся по электронной почте и по телефону. Он постоянно интересуется, что у нас нового, а мы стараемся показывать его произведение («Посвящение М.Шагалу»), написанное для нас, практически везде. Пиговат очень востребован в Израиле. Мы обсуждаем рождение новых произведений, не хотелось бы размениваться на какие-то миниатюрки, хочется глобальных вещей. 
– Для вас пишут музыку саратовец Михаил Хейфец, москвич Александр Гилёв, американец Дэн Рейгер. Чем вы вдохновляете композиторов на создание музыки для вашего ансамбля? 
– Брасс-десяток в мире немного. Чем мы выгодно отличаемся ото всех них? Мы – единственный представитель русской советской школы в жанре брасс-десятки, который появляется на форумах и фестивалях за границей. Естественно, что наше звучание отличается. И, как я считаю, выгодно отличается. У нас большая глубина и тот специфический тембр, которые присущи именно русским. Наше русское мышление сказывается и в подборе произведений, и в построении наших концертных программ, которые сильно отличаются от программ наших зарубежных коллег. Именно поэтому композиторы видят возможность реализовать себя в том ключе, в котором не могут сделать этого с американским или европейским коллективами. Например, наше звучание на фортиссимо. Наши программы очень тяжелы по физической нагрузке, не так много брасс ансамблей могут представить несколько подобных полотен как, «Ночь на Лысой Горе» Мусоргского, «Брасс Симфония» Кутцира, «Три Чуда» Римского-Корсакого, «Половецкие пляски» Бородина. 
– На вашем сайте (www.brandtbrass.com) в разделе «Гостевая книга» появился такой анекдот. Встретились два музыканта. Один другому говорит: «Я диск записал!!!» «Продал?» «Конечно…дачу, квартиру, машину…». А вы не планируете записать диск и что для этого вам надо продать? 
– Диск – это первая наша задача. После рождественских каникул мы сразу приступаем к записи. Мы уже определились с программами даже на два диска. Почему мы не сделали этого раньше? В Саратове совсем недавно появилась студия, которая отвечает техническим требованиям – это «Река». Но после самой записи музыки как таковой, возникнут сложности с авторскими правами и легализацией диска. Чтобы он попал к слушателям, нужны большие деньги. Но нам уже поступило два выгодных предложения из-за границы по поводу реализации диска. Международная Гильдия Трубачей готова выпустить один из записанных нами в Саратове дисков. А в этом случае по одному экземпляру диски будут высланы всем членам гильдии, которых несметное множество по всему миру. То есть автоматически мы входим во многие дома, хижины и небоскребы. Да еще к профессионалам, которые могут повлиять на судьбу нашего ансамбля. А второе предложение – контракт Эрика Эвейзена с одной из звукозаписывающих фирм в Нью-Йорке. После того, как он вернулся из Саратова и показал этой фирме любительскую запись нашего совместного концерта – от нее стразу же поступило предложение. 
– Продавать машины и дачи не придется? 
– Чтобы записать диск в Саратове, нет. Но только благодаря нашему меценату – генеральному директору ЗАО «Саратовтрансгидромеханизация» Виталию Олеговичу Шпетеру. Только благодаря ему этой осенью мы выехали в Германию на очень престижный фестиваль «Sauerland-Herbst 2007», где публика опять-таки рукоплескала нам стоя. Мы были единственными представителями нашей страны на этом фестивале, хотя спрос на культуру России сейчас за рубежом весьма велик. Благодаря этому меценату в декабре мы попали на конкурс и в Екатеринбург. Там, на II Международном конкурсе трубачей им.В.И.Щелокова, получили гран-при и специальный приз «За сохранение и развитие традиций школы игры на духовых инструментах». Благодаря таким людям как Виталий Олегович в России возрождается традиция меценатства, а это показатель того, что у нашей страны есть будущее.
– Есть ли в вашем репертуаре марш «Прощание славянки», которому в этом году исполнилось 95 лет? Эта дата отмечалась даже зарубежными оркестрами, в том числе Оркестром королевских гвардейцев Норвегии? 
– Все участники нашего ансамбля прошли путь армейских музыкантов, имели отношение к военной музыке. Поэтому все мы можем сыграть этот марш наизусть. 
– Чем Вам запомнился Таиланд? 
– Момент приезда – температурным режимом: когда мы выходили из самолета, у нас было ощущение, что мы попали в сауну. Удивило техническое оснащение этой страны. Машины все оборудованы кондиционерами, очень комфортные гостиницы. Удивительно, что рядом с Императорским дворцом стоит стоэтажная высотка. Очень острая пища. Когда мы там находились, у императора родился наследник. И на все были большие скидки. Особенно запомнились настоящие национальные праздники на улицах и площадях, где можно было непосредственно соприкоснуться с культурой этой далекой и экзотической для нас страны. 
– Видела забавную фотографию, на которой вы верхом на детской лошадке. На улице какого города это запечатлено? 
– Такой необычный памятник стоит в Сарагосе, в Испании, где мы были с гастрольным туром. Кстати, у меня в детстве такой лошадки не было. А я о ней мечтал. Так что мечта осуществилась! 

Татьяна ЛИСИНА

« назад
2017 Брандт Брасс Ансамбль | Авторские права | Карта сайта | Контакты
Сделано в рекламном агентстве Millideas
Следи за нами